Северные рассказы: о тяжелой работе полиграфолога

Это была моя не первая командировка по контролю работы наших коллег-полиграфологов в регионах. Однако, покупая билеты, я накосячил, думал, что еду до Воркуты. Оказалось надо в Микунь — это почти рядом.

Северные рассказы

Поездка обещала быть особенной — с настоящей русской охотой. Со мной ехал Алексей, подполковник среднего возраста с нарезным карабином “Вепрь”.

Сели в купе. Переодевшись, пили чай, мы же не алкоголики. Наличие оружия предполагало бдительность вообще и с попутчиками в частности. В попутчики нам достались братья-близнецы лет двадцати. Довольно здоровые и высокие ребята. Как оказалось, они были шахматистами- разрядниками. Испытав их в игре и поняв всю бесперспективность, я залез на полку и задремал.

Вечерние перегоны, стук колёс, голос девушки-диспетчера на станциях. Кромешная тьма в окне и легкое покачивание вагона убаюкивало. Иногда я просыпался и думал, что ждёт меня впереди, все-таки командировка. Утром я застал такую же картину, как и вечером, она не изменилась. Мой подполковник играл в шахматы с одним из близнецов и с треском проигрывал.

Целый день мы ехали, пейзаж за окном особо не менялся — ёлки и снег. Много ёлок и много снега.

Северные рассказы

В какой-то момент подполковник радостно закричал. Я подумал, что он выиграл, а он сыграл вничью. И был счастлив.

Когда уже стемнело, мы прибыли на нашу станцию Микунь. Нас встретил интеллигентного вида человек в очках по имени Владимир. Он радостно нас приветствовал. Сказал, что вещи можно оставить тут же. В здании вокзала были комнаты-гостиницы. Это была первая неожиданность.

Оставив свои вещи в номере, мы отправились в кабак поужинать. Было пусто. Кроме нас была ещё какая-то компания, они душевно отдыхали и танцевали.

Поужинав и слегка отметив прибытие, мы вышли на улицу перекурить. Падал небольшой снег. Светил фонарь.

— Сколько градусов мороза, москвичи? — спросил Владимир.

Выдохнув пар и перегар, практически одновременно ответили:

— Градусов 18.

— Минус 38, — сказал Владимир.

Мы как-то не удивились. Я смотрел вниз на снег и постепенно понимал, что вижу крышу засыпанного жигуленка. Вот это удивило. Снега в тех местах действительно много. Владимир проводил нас на вокзал-гостиницу. Не включая свет, я залез под одеяло и уснул. Утром, проснувшись, я понял, что, наверное, набрался вчера, если залез в кровать под простынь с одеялом и проспал на матрасе.

Утром нас весело встретил Владимир, и мы отправились знакомится с начальством. Городок маленький, светофоров нет. Небольшие дома. Светило яркое солнце. Под ногами задорно хрустел снег. Пошутив, я спросил о том, что, наверное, у них нет бомжей. Владимир удивил меня, сказав, что есть один, и его все знают. Тут даже бомжы суровые.

Редкие машины, попадавшиеся нам,  были очень чистые, после грязной Москвы это казалось неестественным. Дороги там — укатанный снег.

На административном здании, к которому мы пришли, была табличка на непонятном языке. Я был искренне удивлен и спросил, что это? «Коми-пермяцкий язык», — игриво ответил Владимир. Я, честно говоря, не ожидал и не понимал, что на расстоянии ночи и дня от Москвы люди живут и говорят на другом языке. Как будто узнал, что Деда Мороза не существует.

Когда мы зашли в здание и стали двигаться по коридорам и лестницам, я услышал шум и много мата. Люди здесь были решительные и громкие. Завидев нашу группу, руководство и присутствующие приветствовали нас и заговорили благородно и тише.

И мы пошли дальше. В кабинете Владимира мы пробыли недолго. Посмотрев дела, полиграфные тесты и решив командировочные вопросы, мы отправились к Владимиру домой. Пообедав, немного выпили по такому случаю. Мой спутник Алексей и Владимир обсуждали предстоящую охоту. Я никогда не был на охоте. Представлял себе процесс наподобие какой-то прогулки, с остановками и расстреле сидящих на ветвях деревьев птиц-ворон.

Мы сели в машину отправились в магазин за водкой и колбасой. К тому моменту наш отряд выглядел весьма воинственно. Одетые в камуфляж, обвешанные ружьями и сумками с провиантом, мы выехали и городка. Дорога представляла собой снежный наст, по краям которого стояли ёлки, густой лес, валежник. Как мне сказали потом — тайга.

В середине нашего пути прямо на дороге мы остановились перекусить и выпить. Мимо нас проехала белая шестёрка милиции. Меня крайне удивило, что они проехали мимо выпивающих и вооружённых людей в камуфляже. В Москве такое немыслимо. Оказалось, это была не последняя с ними встреча.

Через несколько километров за поворотом мы увидели эту белую машину в кювете. На дороге стояли милиционеры с широкими улыбками. Мы остановились. Молча наш водитель закрепил трос и вытащил их, мы помогали. Пожелали друг другу счастливого пути. Мне показалось, что они пьяные. Уж очень они были весёлые с красными лицами. Может быть, показалось.

Мы ехали в посёлок, а точнее — в колонию-поселение. Я сразу как-то протрезвел, пытаясь понять смысл этого слова.

Северные рассказы

Видимо, здесь жили заключенные. Вспомнились какие-то то чернушные фильмы про тюрьму. В голове был сюр, нас же мало, а зеков обычно много. Как с ними себя вести?

В это время мы въехали в посёлок, подъехали к 2-х этажному бараку, зашли в подъезд. Нас встретил Пётр — бывший сотрудник, пенсионер — он был нашим проводником на охоте. Это был человек лет 50. Один зрачок был замутнен. Петр был среднего роста, силен, проворлив и быстр — настоящий охотник. Он жил здесь со своей семьёй. И, как полагается, за встречу мы сели за стол. Помню, что угощали медвежатиной, кажется, была икра, рыба и точно была водка.

Пётр потом предлагал купить то ли медведвежью печень, то ли селезенку. Говоря, что в Москве это стоит безумных денег, особенно у китайцев. После дивного ужина охотники посмеялись над моим видом.

— Тайга блатных не любит! На вот, одевайся.

Выдали мне ватные штаны, шерстяной свитер, носки, военный бушлат, меховую шапку, валенки. Дали мне ружье — двустволку и патроны. В один карман я положил патроны на крупного зверя, в другой — на птицу. Выпили на ход ноги и выкатили на улицу. Я сам смеялся над собой и моими спутниками. Самое время поохотится! Мы еле стояли на ногах. Покачиваясь, как пингвины, мы по царски пошли к каким-то сараям.

«Наконец-то охота!» — подумал я в очередной раз. Но нет.

На улице был розовый закат часа  (а время было около четырех часов вечера). Четверо сильно нетрезвых джентльменов. И мороз минус сорок. Магия чисел! Самое интересное, что мы не пошли стрелять в лес, а уселись на “Буран” с нартами. Это такой снегоход с прицепом на лыжах.

А дальше был почти Диснейленд. Плавно по накатанной дорожке мы выехали из посёлка и поехали, наконец-то, в тайгу.

Северные рассказы

Как это бывает на море, когда детей катают на банане. Пётр, видимо, специально взял чуть покруче в повороте. И вот мы барахтаемся в снегу. Очень странные ощущения, снег — по грудь! Еле взобрались обратно.

Северные рассказы

Не помню, сколько потом ехали. Уже становилось темно, когда появилась квадратная лачуга 3 на 4 метра. Собственно, почти вся лачуга — охотничий домик — это кровать-топчан почти на всю комнату. Печка слева и шкафчик справа. Маленькое окошко. Пётр растопил печку, мы сели за небольшой стол. Выпили за приезд, не помню уже в какой очередной раз.

В домике было тепло и уютно. Меня попросили принести воды или мы пошли вместе  — я не помню. Только картина бидона и кружки врезалась мне в память. Вода из лунки в ручье очень быстро замерзала, когда я черпал её кружкой, и я увидел волшебство. Буквально после нескольких движений кружка превратилась в увесистый ледяной булыжник. Бидон тоже был под стать. Как будто в белом застывшем меду.

Ночью перед сном отчётливо помню звёздное небо. Млечный путь. Яркая полная луна. Зеленоватая, словно пыль на небе, похожая на метель — дымка, мерцала и плыла. Я никогда раньше такого не видел, но понял — это северное сияние. Зрелище, от которого поистине захватило дух. Бытие.

Утром мы встали. Поели и, кажется, немного выпили. Одели лыжи! Омг. Я с детства не любил лыжи, а здесь без них вообще никак. Высота снега более метра, местами ещё глубже — по грудь.

Видимо, началась охота.

Северные рассказы

Как я уже говорил, я представлял охоту несколько иначе. Мы шли гуськом друг за другом, обходя каждую ёлку. Лес был очень густой — тайга. Мы прошли всего ничего. Вспотели и взмокли. На глазах, на ресницах, бровях, усах, шарфе были крупные сосульки.

Помню, меня удивило, что было полно всяких следов на снегу.

— Это заяц, это волк, это рысь,” — сказал Пётр.

— Не хочу увидеть рысь,  — подумал я про себя.

Владимир как-будто бы меня услышал. Кошка — она везде кошка, залезет на дерево и сидит.

Не помню, чья это была отличная идея вернуться в домик. Пётр и Алексей решили идти дальше, чтобы посмотреть стоянку лося. А мы вернулись в охотничий домик перекусить, ну и выпить —  чего ещё делать. Вскоре вернулись Пётр и Алексей. Лося нет. Они присоединились к нашему столу. После того, как восстановился наш охотничий дух и окрепла вера, мы поняли, что нельзя возвращаться без добычи.

Сели на снегоход и нарты и поехали стрелять тетеревов и ещё каких-то птиц. Они закапываются в снег и вылетают оттуда, когда приближается снегоход или охотник.

По дороге Владимир предлагал нам очередной аттракцион — ехать на лыжах, держась за верёвку за снегоходом. Мы вежливо отказались. А он, проехав пару сотен метров, пару поворотов и снежных барханов, улетел из своих валенок в снег.

Потом мы приехали на относительно открытое пространство и разделились. Мы с Владимиром остались у снегоката. Охотники ушли в тайгу. Через некоторое время послышалось выстрелы. По небу прямо на нас полетели две птицы. То ли утки, то-ли тетерева.

— Стреляй, москвич! — закричал с улыбкой Владимир.

Я вскинул ружье, как завсегдатай охотник, и сделал два выстрела.

— Смотри-ка, попал, — крикнул Владимир.

Подранок!

Я честно говоря, не хотел попадать, я пацифист, зачем мне эти зверушки, видимо, проснулись охотничьи инстинкты. Вскоре пришли Пётр и Алексей. Одноглазый охотник держал в руках тетерева. Я с интересом разглядывал большую, красивую, дикую птицу. Нужно было возвращаться — дорога дальняя.

Это не помешало нам допить и доесть припасы в охотничьи домике. Пострелять по бутылкам. Мы стояли, как мушкетёры. Как дети палили ради того чтобы палить. Особенно порадовал карабин. Его пуля пробивала несколько сосен с приятным треском и эхом. Поэтому мы по очереди стреляли в сосновую чащу неподалеку.

Вечером мы вернулись в посёлок. Помылись. Переоделись. Поели, ох, и выпили. Поехали в городок. По дороге, а было уже темно, на свет фар сбегались зайцы. Мы останавливались, охотники выскакивали и стреляли. Мне было, видимо, уже лень — я проваливался в сон. Но белого ушастого зайчика видел!

Утром проснувшись у Владимира дома, мы сели за стол, позавтракать.

— На третий день идёт, как вода, — сказал Владимир.

Нас проводили на поезд. Положили кучу подарков. Ножи. Шахматы, нарты, какие-то поделки из дерева. Командировка подошла к концу.

На остановке за какие-то копейки я купил два ведра мороженной клюквы у женщин коми-пермячек на станции. Хотелось как-то отблагодарить их за гостеприимство.

 

Так я побывал в командировке республике Коми.

 

Понравился пост? Поставь свой Лайк!

Последние новости на канале в Telegram

и в вашем почтовом ящике

22 thoughts on “Северные рассказы: о тяжелой работе полиграфолога

  1. Ответить
    Eric - 09.04.2018

    Сценарий для очередного сериала на НТВ)))

    1. Ответить
      Евгений - 11.04.2018

      Так, серия)

  2. Ответить
    Елена - 09.04.2018

    Так вот оно какое — алкогольно-полиграфическое путешествие с охотничьим уклоном! Прямо вот вкусно так описано! А что, кстати, можно потом сделать с двумя ведрами мороженой клюквы?

    1. Ответить
      Евгений - 11.04.2018

      Там были гастрономические изыски. Я просто к еде практически равнодушен. Я опустил Гоголевские описания застолий. Там вместо чая пили Чагу — березовый чай из березового гриба)

      Клюкву раздал, чего-то сами съели.

      Они собирают только белые грибы. Собирают только маленькие, как корнюшоны, потому что их там бесчисленное множество)

  3. Ответить
    Юлия - 10.04.2018

    Было очень интересно читать! Словно книгу) Может вам подумать и создать полноценный экземпляр «Записки полиграфолога»?

  4. Ответить
    Евгений - 11.04.2018

    Лучше фильм снять!

  5. Ответить
    Феликс - 11.04.2018

    Похоже на типичную мужскую рыбалку. Только туда обычно не берут инструмент и возвращаются без ничего. А тут все были слишком подготовленные)

    1. Ответить
      Евгений - 12.04.2018

      Да. Все было по-взрослому! Есть что вспомнить. Может быть еще сходить как-нибудь)

  6. Ответить
    Анжелика - 12.04.2018

    Написано очень живо, увлекательно, интригующе! А главное, с юмором) Это, пожалуй, один из лучших ваших рассказов! Вот уж, действительно, забавная штука-охота!)

    1. Ответить
      Евгений - 12.04.2018

      Самое интересное Анжелика, что все это правда!

      Охота она такая, загадочная и таинственная… Единение человека с природой… Где она — учит, а он понимает 🙂

  7. Ответить
    Анжелика - 12.04.2018

    И это прекрасно!)

    1. Ответить
      Евгений - 12.04.2018

      Анжелика вы кажется хотите на охоту?!

  8. Ответить
    Ирина - 13.04.2018

    Однако, классная у вас получилась командировка! Пишите очень хорошо, легко читается!

    1. Ответить
      Евгений - 14.04.2018

      Рад что вам понравилось)

  9. Ответить
    Настя - 13.04.2018

    Читала и вспоминала фильм «Особенности национальной охоты» 🙂 Прямо-таки сценарий для продолжения)) Забавно вышло) А еще у нас такое же количество снега и елок, если не больше 🙂

  10. Ответить
    Евгений - 14.04.2018

    Безусловно есть какая-то параллель. Фильм хороший.
    Вы Настя, наверное намекаете, что и охота у вас ничего?

  11. Ответить
    Вера - 17.04.2018

    Повеселили! )) Самое главное — клюква! Которая у нас стоит далеко не копейки)
    Кстати, никогда не была на севере. Летом хочется к морю, а зимой итак холодно )) Хотя, желание съездить в те края всегда было и остаётся со мной.

    1. Ответить
      Евгений - 18.04.2018

      Согласен если можно отдыхать. Мне мороз больше нравится чем жара, если работать)

  12. Ответить
    Людмила - 23.04.2018

    Прям командировка в другой мир — живут же люди ! Заметила, что столичных жителей в других городах России часто называют не по имени, а подчеркнуто — «москвичами», причем с оттенком, который мне например не всегда нравится (то ли с обидой, то ли с завистью)

    1. Ответить
      Евгений - 23.04.2018

      Как правило законы гостеприимства берут вверх. Чужаков везде воспринимают настороженно) А с другой стороны любопытство)

  13. Ответить
    Любовь - 16.08.2018

    Отличная командировка, много впечатлений, больше даже похожа на активный отдых, чем на работу по службе в другом городе. Хотя почему бы не совместить одно с другим. Правда зверюшек жалко…

    1. Ответить
      Евгений - 16.08.2018

      В охоте есть что-то сакральное и мистическое. Просыпаются древние инстинкты на природе. Определённо позволяет уйти от проблем и посмотреть на них с высока.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *